пятница, 14 августа 2015 г.

ИМПЕРИЯ НАНОСИТ УСТРАШАЮЩИЙ УДАР

(Битва 5.12.2010 г.)

    Предательство свершилось! Всегда верная интересам династии Габсбургов русская армия, предав память своих отцов, выступила против Священной Римской империи Германской нации! Меч возмездия вспарил над Европой и обрушился на изменников и их сателлитов!
    Объединённая армия русских и шведов, эти объединённые варвары Севера, обрушились на светоч цивилизации и мира, и только доблестные войска ЕГО Императорского и Королевского ВЕЛИЧЕСТВА смогли бросить им вызов и выступили в поход, что бы повторить подвиг Каталунских высот!
     Командующим войсками ЕИКВ был назначен опытный фельдмаршал-лейтенант, маркграф Карл Вильгельм Баден-Дурлах, герой многих кровавых ристалищ.
Войска Империи:
1-я бригада – генерал-фельдвахтмейстер Лёвенштерн А.Б.
Пехота (все полки в 1 батальон по 960 чел.)
·        Ботта д Адорно – полковник, риттер Кхевенхюллер-Метч Ф. В.
·        Сальм-Сальм – полковник фрейхер Феррари О. Т.
·        Рот – полковник Шпрехер фон Бернегг А. Ф.
·        2-й гренадёрский – подполковник, фрейхер А. Г. фон Клеттенберг
     Артиллерия – майор С. Бойна – 12 – 12ф. орудий.
Приказ бригаде – войти в соприкосновение.
2-я бригада - генерал-фельдвахтмейстер, фрейхер Г.Ф. фон Хакен
Пехота (все полки в 1 батальон по 960 чел.)
·        Венгерский Прейсаха – полковник, князь Эстерхази Й.
·        Венгерский Эстерхази – полковник Гергей М.
·        Хох унд Дойчмейстер – полковник, маркграф фон Пфальц-Нейберг Ф.Л.
·        Карла Лотарингского – полковник фон Димар Л. Л.
·        3-й, венгерский, гренадёрский – майор И. Т. Плетц
Артиллерия – майор Макир – 12 – 3ф. орудий.
Приказ бригаде – войти в соприкосновение.
Кавалерийская бригада - генерал-фельдвахтмейстер, герцог К.Л. фон Аремберг
·        Кирасирский Альт-Модена (5 эск.) – полковник, граф К. Г. Викторис
·        Драгунский Модена (5 эск.) – полковник, граф Л. А. Кхевенхюллер
·        Сводный гусарский (4 эск.) – полковник, фрейхер Ф. фон Липпер
Приказ бригаде – атака, причём изначально роли распределены: кирасиры и драгуны вначале отбрасывают вражескую кавалерию, потом – на пехоту, гусары – с самого начала наседают на пехоту и артиллерию.
Всего: 11.520 человек, 24 орудия (9 батальонов, 3 кавалерийских полка, 2 батареи)
      Как уже было указано, им противостояли силы двух армий – русской и шведской.
Войска северных варваров.
Главнокомандующий – генерал, граф Апраксин С.Ф.
Адъютант от шведских войск – полковник Нильсон
Русские войска – генерал, граф Салтыков И.А.
·        Апшеронский полк (2 батальона)
·        Санкт-Петербургский полк (2 батальона)
·        Артиллерийская батарея – 12 – 6ф. орудий.
Шведская пехота – генерал Ольсен
·        Пехотные батальоны – 4 (все ветеранские)
·        Гренадёры – 1 батальон
·        Артиллерийская батарея – 12 – 12ф. орудий
Шведская кавалерия – генерал Карлсон
·        Драгуны (4 эск.)
·        Гусары (4 эск.)
Всего: 9 батальонов, 2 кавалерийских полка, 2 артиллерийские батареи.

Поле боя и дислокация противника.

    Обширная равнина раскрывается с холма, стоящего на стороне австрийской позиции (далее всё описание поля боя с точки зрения австрийцев). Слева в верхнем углу раскинулась деревня Хох-фогель-баден. Из неё выходят три дороги: одна влево (не имела значения для боя), центральная – идущая прямо на австрийские позиции, и третья – идущая наискосок через всё поле в правый нижний угол, где раскинулась деревня Пфердланд. Центральная дорога из Хох-фогель-бадена  как бы рассекает два холма: левый с лесным массивом на его склонах (не имел значения) и правый равнинный, который находился почти в центре поля боя (далее «центральный холм»). Прямо в центре поля лесной массив. Далее вправо по центру болотные топи, из которых на правый край вытекает ручей. Как бы отсекая от активных действий треть поля боя, поперёк поля протекает другой ручей – мимо болот и ниже к деревне Пфердланд.
     Противник, рассчитывая без боя прогуляться по Европе, никак не ожидал скорого появления войск ЕИКВ и, испугавшись, занял оборонительную позицию. С целью укрепления своей позиции союзники выстроили два редута, допустив при этом ряд грубейших ошибок.
1.      Русский редут был построен в центре союзной позиции на совершенно открытой местности ни к чему не привязанный, т.е. ни справа, ни слева ничем не прикрыт.
2.      Шведский редут оказался впереди деревни Хох-фогель-баден, между двух холмов, искусственно изолируя себя от основного поля боя. Тем более, что и сама по себе деревня уже является неплохим укреплением.
3.      Редуты друг друга, разумеется, никак не поддерживали.
4.      Разместив на этих ненужных редутах (не правильных) свою артиллерию, они лишили её всякого манёвра.
     Шведы разместились в деревне Хох-фогель-баден одним батальоном, который так и просидел там весь бой и убежал вместе со всей бригадой в конце боя. По два батальона разместились по бокам деревни. Русские встали по два батальона по сторонам своего редута. Шведская кавалерийская бригада встала на союзном левом фланге (справа для австрийцев), придвинувшись к ручью. Опять же, кавалерия шведов, как бы отослана к чёрту и не имела плеча с союзной армией, попав под удар как австрийской кавалерии, так и артиллерии. Прижавшись к своим редутам и к своему краю поля, союзники вначале отказались от какого-либо манёвра.

Замысел боя.

    Маркграф Баден-Дурлах, рассмотрев позиции противника, вдумчиво произнёс: «Они собираются воевать сидя на заднице. Ну что-ж, попробуем сковырнуть их…». Сама логика позиции союзников подсказала всё конфигурацию предстоящего боя. Основные силы направить на повисшие в воздухе русские войска, охватив их справа и слева, а для этого:
1.     Смять силами имперской кавалерии относительно слабую и изолированную шведскую и зайти справа на русский редут, одновременно демонстрируя атаку с фронта частью сил второй бригады (два батальона венгерских полков), а тремя другими по большой дуге, слева от кавалерии, так же зайти в левый фланг русских.
2.     Первая бригада должна была незаметно, используя рельеф местности, стремительно выдвинуться между русскими и шведами и далее двумя батальонами изолировать шведов, другими двумя – зайти на правый фланг русских. 12 –ф. батарея с холма, сперва, должна была поддержать разгром русских, а потом переключиться на шведов, громя их в Хох-фогель-бадене.
3.     Разгромив русских всеми силами навалиться на Хох-фогель-баден.
Забегая вперёд, можно с уверенностью сказать, что данный замысел удался на, где-то, 80 %.
    Соответственно с замыслом были выстроены войска. Справа кавалерийская бригада Аремберга. В центре вторая бригада Хакена: два венгерских батальона в линиях, а три в походных колоннах. 3-ф. батарея огнём и манёвром поддерживала действия австрийской пехоты. Первая бригада, слева: Полк Сальм-Сальм в линии выдвигался между холмами,  два батальона бригады в колоннах и 12-ф. батарея устремились на центральный холм, а 2-й гренадёрский в колонне на скате центрального холма – прямо на русскую пехоту.

Кавалерийский бой справа.

      Герцог Аремберг медленно, как бы нехотя, подъехал к командиру кирасиров полковнику, графу  Викторису: «Ну что дружище, это Ваш третий бой, покажите на что вы способны…» Викторис мрачно аппелировал: «Покажем, покажем…» Через мгновение лавина имперской силы пошла в атаку. Кирасиры Альт-Модены впереди, слева и чуть сзади драгуны Модена. Гусары фон Липпера устремились в  центральный лесной массив, с целью выхода во фланг русской позиции. Шведы, вовремя получившие приказ на активную оборону, так же зашевелились. Белая гордая стена с треском навалилась на сине-жёлтые ряды. Бой стремительный и ужасный, и Старый Модена откатывается назад, сминая просто Модена. «Мать вашу!!!» - разъярился граф Кхевенхюллер, командир Моденцев. Но кирасиры не виноваты, они сделали что смогли, но бог войны оказался на стороне Одина. Доблестные кирасиры в этой схватке потеряли убитыми командира 1-го эскадрона графа Франца Подштатцки и второго Андреаса Пановский, а так же 200 лошадиных и людских тел. Командир шведов генерал Карлсон был в восторге: «Вперёд! Вперёд!! В Вене вино и бабы!!!» Моденцы, равняя ряды уже были готовы дрогнуть, но полковник, слуга императору, отец солдатам заорал: «Вы что сволочи! Забыли Белград, Мальплак и Турин!! Мушкеты к бою, встретим их по- драгунски!!!» Первые ряды вскинули свои мушкеты и дали смертоносный залп. Генерал Карлсон убит, сине-жёлтые, потеряв десятки людей и свой пыл, встали. Гусары уже начали выкатываться из леса, но с выходом на ристалище не торопились, т.к. напротив леса нависали шведские гусары. В этот момент драгуны Модены, приведя себя в порядок, набросились на шведских гусаров и после смертельной схватки прогнали их с поля боя. Кирасиры Альт-Модены стремительно неслись на своих обидчиков, но…шведская бригада решила больше не испытывать свою судьбу и вся свалила с поля боя. Заменивший Карлсона полковник Нильсон только и смог возглавить бегство бригады, показывая ей дорогу на Стокгольм.
     Имперская кавалерийская бригада начала накатываться на левый фланг русских войск.

Бой на левом фланге.

    Да дорогой читатель, если и есть примеры имперской доблести, то они проявляются в самых сложных условиях кровавых ристалищ. Именно такой пример беззаветной верности Великой Династии и Империи, стойкость и безграничное мужество были проявлены в бою на левом австрийском фланге.
    Как и планировалось, бригада в трёх колоннах ломанулась на центральный холм. Полк Сальм-Сальм в линии вышел в дефиле двух холмов прямо напротив деревни Хох-фогель-баден. Батарея Святозара Бойна, также, потащилась на холм. Ничего не предвещало неожиданностей. Сальм с дальней дистанции начал получать чугунные оплеухи, но этим самым он держал в неподвижности шведскую батарею. Колонны уже начали подходить к центру холма, как внезапно навстречу им высыпали два шведских батальона. Полки Рот и Ботта встали. Батарея Бойна стала сниматься с передков, но… Шведы так же стремительно как вышли на холм скрылись с него, встав в мёртвую зону под холмом. Рот и Ботта невозмутимо развернулись в линии. Батарея опять встала на передки, пододвинулась, снялась и встала на позицию. Более ничего не ожидая, Ботта завернул левый фланг и двинулся на крайний правый русский батальон. Рот остался прикрывать холм и батарею. Сальм начал оттягиваться на холм. В этот момент слева, от деревни, нахлынули два шведских батальона. Передний, заняв фланговую позицию по отношению к Роту, открыл губительный огонь. При этом шведы допустили ошибку, которая собственно выходила из их расположения, наступая, они перекрыли обзор своей артиллерии и в дальнейшем у них стреляли только 4 орудия из 12. Полк Рота под командованием своего командира полковника Шпрехера фон Бернегга, стоя по колено в крови, под ураганом пуль и ядер выполнил свою задачу – не дал шведам продвинуться на холм и помешать основным событиям в центре. Чуть позже ему на выручку из второй линии пришёл полк Сальм-Сальм, который после выхода основных сил бригады ушёл из дефиле так же на холм, но как только шведы вышли из деревни и набросились на Рота, опять спустился в расщелину между холмами и открыл огонь по зарвавшимся шведам. Теперь уже шведы получили анфиландный огонь. Полк Ботта д Адорно вступил в огневой контакт с 1-м батальоном Апшеронского полка. Сначала он выдержал рой русских пуль когда подходил и строился, но выровнив ряды (главное не война, а равнение!) дал смертельный залп. Русские дрогнули. Потом хладнокровно поменялся местами со 2-м гренадёрским и отошёл во вторую линию. В этом бою полковник, риттер Кхевенхюллер-Метч был ранен в плечо и, это стало его вторым ранением в боях во славу Династии и Империи.  2-й гренадёрский, так же выровнив ряды, дал несколько залпов по дрогнувшим русским. Первый батальон апшеронцев, конечно долго простоял, но всему есть предел, особенно если он исчисляется менее четвертью батальона – батальон исчез. В ходе этого кромешного ада генерал-фельдвахтмейстер Лёвенштерн был ранен в руку. Здесь же, на поле боя, оторвав рукав шикарного мундира, ему сделали перевязку. Пока фельдмедик делал перевязку, рядом происходила пляска смерти – тяжело раненый солдат, с пеной у рта, страшно изогнулся, конечности одеревенели. Он дико стонал. «О господи! Да добейте его, что б не мучился, авось всё равно в ад попадёт…»
    В это время, спасая русскую пехоту, два шведских батальона, стоявших под холмом, развернулись правым плечом вперёд, с выходом на холм. Затем они  открыли губительный огонь во фланг 2-го гренадёрского. Но, спасая союзников, они подставились под стальной шторм 12-фунтой батареи, которая уже стояла в готовности к кровавой жатве. Два залпа картечью и один батальон до конца игры остался расстроенным, пока не убежала вся бригада. Больше не обращая на него внимания (хотя он ближе) батарея перенесла огонь на гренадёров Севера (один из двух батальонов развернувшихся на холме) и после нескольких залпов полностью его уничтожила – он исчез, сохранив менее четверти состава. Добавил жгучего перца для гренадёров и Ботта, уже стоявший во второй линии. Шведская бригада дрогнула и побежала с поля боя оставив и редут и саму деревню Хох-фогель-баден. Но к этому времени основные события уже происходили в центре.

Бой в центре.

     Как на плацу Шённбрюна, полки Эстерхази и Прейсах вышли на центр поля боя. Полк Лотарингского и 3-й гренадёрский сквозь холм и далее через лесную чащу в центре поля боя в колоннах широкой дугой начали заходить во фланг русским. Полк Дойчмейстер поддерживал всё наступление во второй линии. Батарея майора Макира, наступая в рядах пехотных линий, постоянно вела огонь – то по шведским гусарам вдалеке, то по русской пехоте. Русских это порядком разозлило, и они перенесли весь огонь своей артиллерии на доблестную батарею Макира. Стальной шторм русских достиг своей цели – батарея потеряла 4 пушки и четверть личного состава. Но она выстояла и продолжала свой бой! Генерал-фельдвахтмейстер Хакен то же попал под разбор – под ним была убита его любимая лошадь. Ядро насквозь пропорола прекрасное брюхо животного. Прекрасный жёлтый (неуставной) мундир генерала приобрёл цвет австрийских лафетов – оранжевый, от смеси жёлтого и красного. Досталось и полку Эстерхази, который шёл впереди бригады. Ангел трагической смерти накрыл и доблестного командира этого полка полковника Гергея. Стремительное ядро в момент оторвало ему голову. Когда Хакену доложили об этой смерти, он был невозмутим: «Невозможно оторвать то, чего нет…»
      Уже когда бригада подходила к своей цели, наконец, справа показалась доблестная австрийская кавалерия. Русские никак этого не ожидали. Гусары фон Липпера не сразу, но упорно набросились на фланг линии 1-го батальона Санкт-Петербургского полка и растерзали его. Второй батальон полка успел свернуться в каре и смог отразить атаку драгун Модена, но тут как тут была уже 3-фунтовая батарея Макира. Пара залпов и плотный строй каре развалился, понеся огромные потери. Добавил и подошедший 3-й гренадёрский батальон. Батальон бежал.
     Гусары, опрокинув батальон Питерцев, устремились на русскую батарею прямо во фланг. Как известно ещё со времён Вендена (т.е. лучше повеситься на пушках, чем сдать их) русские скорее погибнут, но пушки не отдадут. Они истово махали банниками, оглоблями, тесаками, швырялись ядрами и даже порохом, бросая его в нос и глаза лошадям. Гусары опешили и отошли, при этом каким-то образом умудрились потерять свой красочный венгерский штандарт. Даже герцог Аремберг был ранен – схлопотал банником по голове. Придя в себя, и озлобленные потерей реликвии, гусары повторно набросились на русскую артиллерию. Исход был ясен – вся прислуга полегла, отстояв честь русской артиллерии. Но уже в самый разгар этого боя генерал Салтыков получил три трагических известия: 1. шведы уходят с поля боя, бросив русских на произвол судьбы; 2. Апраксин то же куда-то исчез; 3. пути отхода перекрыла австрийская пехота (2-й гренадёрский завернул левое плечо и встал поперёк русской позиции). А со всех сторон надвигались белые массы имперской пехоты, и в тыл заезжала вражеская кавалерия. Салтыков понял - сопротивление бесполезно. Драться с единственным оставшимся батальоном против всей австрийской армии бесполезно, и он сдался. И правда, на него наступали 4 свежих, не потрёпанных батальона, 1 потрёпанный и 1 батарея. Плюс три кавалерийских полка.

Завершение и итоги битвы.

    Штурма Хох-фогель-бадена не потребовалось. Шведы, растеряв свой воинственный пыл, покинули поле боя, т.е. второй этап битвы разрешился сам по себе. На деревню накатывались три батальона 1-й бригады. Даже 12-фунтовая батарея успела пальнуть вслед уходящей шведской пехоты. Ночь постепенно накрывала поле боя. Маркграф Баден-Дурлах удалился в уже знакомую читателю походную палатку.
    Доблестные мародёры империи быстро и слаженно очищали трупы поверженных.
Итоги.
Потери войск ЕИКВ: 2.560 человек, что составило 22,2 % войск.
По опыту битв Семилетки – это достаточно малые потери (в среднем потери составляют 25 – 27 %). Серьёзные потери понесли полки Рота (на холме – 560 чел.) и Эстерхази, шедший прямо на русскую батарею (480 чел.). Три полка потеряли по 200 – 280 человек, т.е. не значительно. Четыре батальона (полка) вообще не понесли потерь. У русских полностью уничтожено три батальона, один  сдался, захвачена батарея. Шведы потеряли два батальона и два кавалерийских полка.

Характеристика действий противников.

     Причиной того, что мне удалось выполнить план на 80%, стала неожиданная активность шведов. Австрийцы рассчитывали на пассивность союзников, которые засели на редутах. Причём, было бы правильней проявить активность именно русским, т.к. с самого начала было видно, куда я устремил основные усилия, но русские стояли как вкопанные, что и стала одной из причин блестящего успеха моих войск. Шведы же своими активными действиями удержали мою первую бригаду, и даже, как правильно было указано в дебатах, я был близок к неудаче своего левого фланга (в этот момент у меня появился сушняк от волнения, часто пил кофе, а некоторые нехорошие, перекрасившиеся из русских во французов, воровали мой кофе!). В целом, в своих действиях мне удалось нанести комбинированный удар кавалерии, пехоты и артиллерии. Русским этому нечего было противопоставить. Русских в ходе боя (волнами и постоянно) атаковали 7 моих батальонов, батарея и два кавалерийских полка (кирасиры так и не доехали). Шведов сдерживали два батальона – Рот и Сальм-Сальм (и частично Ботта д Адорно), плюс батарея. Т.е., казалось бы, три моих батальона сдерживали четыре шведских, но мою бригаду атаковали только два батальона (!) (от деревни под холмом, причём второй батальон так ни разу и не выстрелил), а два других пытались помочь русским, но были уничтожены. Т.е. мою бригаду атаковал только один батальон (!) и частично закрытая своей пехотой артиллерия! Мало того, на помощь Роту пришёл Сальм из второй линии и уже против одного шведского дрались два моих. Правда, Сальм успел сделать только один залп. Теперь, если бы Рот расстреливался не одним, а двумя батальонами, да полной батареей, а не одной моделькой…. Господа, это повод задуматься.

Литературная обработка отчёта
Председатель Хофкригсрата:
Георг фрейхер фон Либестул, фюрст зу Вохнунг




























      

Комментариев нет:

Отправить комментарий